Предсмертные записки солдат

Три уникальные предсмертные записки российских солдат второй мировой

 

Предсмертная записка Александра Голикова своей супруге Тонечке

 

Начало войны, 28 июня 1941 г.

 

Дорогая Тоня!

Мне не известно, сможешь ли ты прочесть это письмо. К сожалению, это мое последнее письмо, в этом я уверен. В данный момент идет очень опасный бой, кругом смерть. Мой танк подбит. Фашисты окружили нас. В течение суток мы пытаемся выстоять. Островская улица застлана трупами военных, лежат тут уже все время неподвижно.

Шесть дней как мы сражаемся. Теперь нас только двое – Абрамов Паша и я. Это тот, о котором я писал ранее. Мы знаем, что скоро придет конец нашей жизни. Наша смерть будет за Родину. Нам не страшно, и мы не сдадимся. Заберем с собой столько немцев, сколько сможем.

Пишу из нашего танка, он стал похож на решето. Очень жарко и нет воды. Совсем. Одно утешение – твой портрет на коленках. Я смотрю на тебя, в твои глаза и мне становится легко. Помнишь, как в Иваново мы говорили с тобой постоянно, так хочется с тобой поговорить.

Как только объявили войну 22 июня, думал о тебе, что, увидев, обниму тебя крепко! Но уже никогда не погладить тебя по голове.

При встрече танка с врагами мы стреляли из пушки и пулемета, чтобы скорее победить фашистов. Чтобы раньше увидеть тебя. Но мы проиграли бой и мои мечты не сбылись.

Машина все еще под обстрелом, немного осталось. Закончились основные боеприпасы. Пока Паша отстреливается, у меня перерыв с тобой. Последнее общение. Хочу долго говорить. Помнишь, на прощание ты проводила меня на вокзале? Ты так хотела расписаться, чтобы мы навсегда любили друг друга. Я согласился. Я так рад, что у меня есть такая жена как ты. Пусть твоя жизнь будет красивая и счастливая, моя родная! Ты мой самый близкий родной человек. Хорошо умирать любимым тобою.

Вокруг танка улица с деревьями, дальше красивый сад. Если бы не эта война — это красивое место. Наверное, ты сейчас плачешь. Не знаю будет ли у меня могила. Придет ли кто-то на нее.

 

Обстоятельства написания:

Из войсковой части танкист Павел Абрамов выдвинулся с экипажем на запад. Впереди был не щадящий враг. Наши шли на помощь пограничникам.

Танк с номером 736 с экипажем шел к Ровно по приказу. Ведущим был Абрамов Паша. Они были вместе с Голиковым Александром.

На третий день они впервые встретили фашистов. Начался бой. Боевой танк вырвался вперед фланга. Тяжелая техника оказалась на улицах города.

Со временем бои все ожесточались. К утру 28 июня очень серьезно бились за переправу речки Устье. Прислужники Гитлера, опьяненные захватом города, рассчитывали на легкую победу, но понесли большие потери. На боевой машине Абрамов и Голиков нанесли тяжелые потери пехоте врага, практически ведя огонь в упор, удачно меняя позиции.

Сопротивлявшиеся войска противника ушли от переправы и закрепились на юге и востоке города. Окруженный советский танк залетел в центр Ровно к основным силам врага прямо в колонну пехотинцев в сопровождении огня пулемета.

Долгое время танк рыскал по Ровно в поисках добычи, солдаты вермахта паниковали. Но, к сожалению, на улице Островской в гусеницу попал снаряд и движение остановилось.

Недруги, ликуя, несли пушки и пулеметы крупного калибра. Начался легендарный бой.

Абрамову Паше было двадцать шесть лет, а его боевому товарищу Сашке Голикову двадцать четыре года. Паша был из деревни Давыдково, Горьковской области. Александр тоже был деревенский – из-под Ленинграда. Окончив школу, Пашка переехал в столицу и трудился на заводе. Окончил автодорожный институт в автопарке Москвы. Саша закончил учебу в ФЗУ Ленинграда, был специалистом токарем. Их обоих призвали в армию 10.1940. Они там стали друзьями. И вот под грохот пушек они стали боевыми братьями. Отстреливались до последнего.

По свидетельствам очевидцев на танк пришелся шквал огня неприятеля. Даже когда один танкист погиб бой продолжался. Жители города похоронили героев. На этом месте сегодня обелиск с именами двух друзей, отважно павших в неравном бою.

Голиков Александр и Абрамов Павел награждены посмертно орденами Отечественной войны 2й степени.

Одна школа Москвы названа именем Паши Абрамова. Письмо Александра опубликовали девятого января 1964 года в газете Красная звезда.

 

 

 

Предсмертная записка лейтенанта П. Глухова невесте

 

Время написания до 5.12.43

Ная, моя милая! Редко я тебе пишу. Не получается писать часто как хотелось бы. Часто наша жизнь подвергается опасности. Не хочу напрасно обнадеживать тебя. По обыкновению пишу письмо после боя. Если это письмо у тебя, значит меня не стало, я погиб в бою с мыслями о тебе. Хоть мы далеко, но чувствую ты рядом.

Заблаговременно пишу письмо дабы сообщить о том, как я сильно тебя любил. Как ты очень сильно дорога мне

Моя родная Ная не хочу, чтобы ты тосковала долго по мне. Пусть утрата не ломает тебе судьбу. Нет! Твоя любовь давала мне силы идти вперед. Давала силу бесстрашно бороться, когда страх кружил вокруг. Ты хорошая девушка и любовь твоя как отрада для утомленного бойца.

Я любуюсь твоим фото. Сейчас ты скучаешь по мне. Я тоже. Пусть жизнь продолжается в твоей жизни. Я сделаю все чтобы ты была счастлива. Ты пишешь, желая скорейшей победы. Мы делаем все возможное. Я тоже мечтаю возвратиться и встретить тебя. Идя вдаль запада от тебя, я иду на встречу к тебе. Наши люди жертвуют собой, и я вижу то, что не мог представить на что способен человек. На грани силы воли и жизни.

Пусть кто-то может осудить меня что моя война лишь за тебя. Люди говорят о родине, но при этом я вспоминаю тебя. Ты моя родина. До этого момента я дожил твоими молитвами.

Среди мрака войны я с отдушиной вспоминаю твой взор, твои глаза. Как ты встречала меня. Как ты грустила и радовалась. Теперь я больше ценю твою любовь. Я был рад находиться рядом с тобою. Больше мне ничего и не нужно.

Твое счастье – мое будущее. Почему я говорю об этом? Тебе передадут письмо, уже я умру. Письмо без обратного адреса. Быть по-другому не могло. Не обижайся. Это прощальная предсмертная записка.

Будь счастлива без меня. Ты найдешь себе друга, который станет счастлив с тобою, как и я. Всегда радуйся! Когда мы победим хорошо это отпразднуй вместе со всеми. Не забывай иногда вспоминать обо мне. Извини за такую просьбу. Обнимаю крепко тебя и передаю сердечный привет.

Твой Петя.

 

События, произошедшие после предсмертной записки:

Красная армия нападала на крепость врага. Дзот преграждал путь непрестанным пулеметным огнем. Глухов Петр взял гранату в руку и ползком добрался до окна вражеского дзота. Лейтенанта Петра в этот момент поразила пуля. После боя товарищи захоронили героя. В его вещах нашли письмо девушке, которую он любил. А также ее фотографию, на другой стороне которой было написано: «Мой славный! Ты всегда со мною, хоть и далеко. Отправляю фотокарточку, вспоминай меня чаще. Дорогой мой тебе привет. Ная. 43г., Уфа.» Дубликат письма находится в архиве Комсомольской правды.

 

Предсмертная Записка танкиста И.С. Колосова раненого смертельно невесте

25.10.41

Добрый день, моя Варенька!

Мы с тобой уже не встретимся.

Прошлым днем в обед мы разбили очередную колонну гитлера. Снаряд фашиста попал в боковую часть танка и взорвался под броней. По дороге в лес умер Вася. Меня сильно ранили.

Я схоронил Орлова Васю среди берез на светлой поляне. Он так и не успел ни слова сказать, ни передать жене Зое и маленькой дочке Маше.

Нас было трое, теперь я один из экипажа.

Когда смеркалось я заехал в лес. Очень тяжелая ночь, крови много потерял. Боль в груди теперь заглушилась, стало немного легче.

Жалко, что мы сделали не все. Но все что смогли. Пусть вражина убирается с наших лесов и полей. Товарищи будут продолжать гнать его.

Варя, не знай я тебя, то по-другому бы жизнь прожил. Ты всегда мне помогала, дома на Халхин-Голе и тут. Любовь делает людей добрее. Спасибо родная тебе! Вечное небо переживет старость людей, оно молодое словно глаза твои. Я буду помнить их такими, молодыми.

Года пролетят, раны затянутся и народ отстроит еще города и села. Новая жизнь будет продолжаться с песнями. Помните песню о трех друзьях танкистах.

Ты еще будешь любить и растить прекрасных детей.

Я радуюсь, уходя любимым тобою.

Твой Колосов Ваня

 

 

В Смоленской области, у одной из дорог, на пьедестал поднимается советский танк с хвостом номер 12. В первые месяцы войны на этой машине воевал младший лейтенант Иван Сидорович Колосов, карьерный танкист, который начал свой боевой путь с Халхин Гола.

Экипаж — командир Иван Колосов, механик Павел Рудов и грузчик Василий Орлов — напоминал героев популярной в довоенное время песни о трех танкистов:

Три танкиста, три веселых друга

— экипаж боевой машины …

Бои с гитлеровцами были ожесточенными. За каждый километр советской земли враг заплатил сотнями трупов своих солдат и офицеров, десятками уничтоженных танков, пушек, пулеметов. Но таяли и ряды наших бойцов. В начале октября 1941 года на окраине Вязьмы было заморожено сразу восемь наших танков. Также был поврежден танк Ивана Колосова. Павел Рудов погиб, сам Колосов ранен. Но враг был остановлен.

С наступлением темноты запустили двигатель, и бак 12 исчез в лесу. Мы собрали снаряды из уничтоженных танков и подготовились к новому бою. Утром мы узнали, что нацисты, обойдя этот участок фронта, все же продвинулись на восток.

Что делать? Драться в одиночку? Или оставить разбитую машину и пробиться к своей? Командир посоветовался с погрузчиком и решил выжать все из танка и драться здесь, уже в тылу, до последней снаряды, до последней капли горючего.

12 октября танк 12 бежал из засады, неожиданно на полной скорости врезался во вражескую колонну и разбросал ее. В тот день было убито около сотни нацистов.

Затем воевали на восток. По дороге танкисты не раз нападали на вражеские колонны и телеги, а однажды раздавили «капитана Опеля», в котором ехали некоторые фашистские боссы.

Пришел 24 октября — день последнего боя. Иван Колосов рассказал о нем невесте. Он имел привычку регулярно писать письма Варе Журавлевой, которая жила в селе Ивановка неподалеку от Смоленска. Жил к войне …

В пустынном лесу, удаленном от сел, мы как-то наткнулись на ржавый бак, покрытый толстыми лапами, ели и наполовину погружен в землю. Три вмятины на лобовой брони, обшарпанный отверстие сбоку, видно номер 12. Люк плотно забит. Когда танк открыли, у рычагов они увидели останки человека — это был Иван Сидорович Колосов, с револьвером с одним патроном и планшет, на котором карта, фотография его любимой и несколько писем к ней …

Чего на самом деле хочет Бог

Поделиться:

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован.